Дом-интернат школа интернат

Опекун пациента с деменцией: права и обязанности

Как меняется ситуация, когда ухаживающий человек становится опекуном?

Изменения к лучшему:

  • нет проблем с госпитализацией в отделения по уходу, с помещением в интернат;
  • все медицинские документы, включая выписки из больниц и амбулаторной карты диспансера выдаются вам на руки (если возникают проблемы, пишите заявление на имя главного врача и требуйте отказ в письменной форме);
  • выдается пенсия пациента (для этого нужно получить в органах опеки специальный документ для доступа к счету подопечного).

Сложности:

  • ежегодный отчет перед районными органами опеки (для отчета о том, что пенсия подопечного потрачена на него, приходится сохранять чеки на крупные покупки, например, одежду, лекарства;
  • предупредив вас, представители органов опеки придут к вам домой, чтобы оценить условия проживания пациента, но, если в доме чисто, пациент ухожен, у него есть свое спальное место, а в холодильнике есть еда, этот визит не доставляет проблем);
  • сделки, которые связаны с продажей имущества подопечного, возможны только с разрешения органов опеки (например, для того, чтобы продать квартиру подопечного, нужно в новой квартире оформить в его собственность площадь не меньше той, которой он владел в старой, и доказать, что новые условия не хуже старых; обычно для семьи, которая продает меньшую квартиру, чтобы купить большую, это невозможно).

Чтобы стать опекуном больного, нужно время — около полугода. Это не удастся сделать быстро при необходимости.

Обдумайте, есть ли потребность в признании больного недееспособным, сразу как ему будет поставлен диагноз «деменция». В непонятных ситуациях проконсультируйтесь с юристом.

Пенсионеры и инвалиды могут получить бесплатную юридическую консультацию и даже сопровождение юристов, которые получают государственное финансирование. Их координаты можно узнать в отделе социальной защиты или на сайте регионального департамента. Также бесплатные юридические консультации дают правозащитные некоммерческие организации.

Советы юристов

Большинство юристов советуют фиксировать и предоставлять непосредственно юридические факты. К таким будут относиться показания с записей видеокамер и диктофона. Однако суд сам определит, учитывать записи или нет. Судья точно учтет их только в том случае, если лицо, поведение которого фиксировали таким образом, было на это согласно. Если фиксировать случаи неадекватного поведения соседа на камеру — шансы выиграть судебное заседание значительно повышаются.

Для сведения! Видеозапись окажется полезной для сотрудников сразу двух инстанций: правоохранительных органов и медицинских работников.

Если сосед нарушает тишину после 23.00, то полицию необходимо вызвать в любом случае, так как это нарушения уровня шума, установленного нормативными правовыми актами РФ. В таком случае, с него будут взыскивать еще и за этот проступок, главное его зафиксировать с помощью составления протокола. Данные правоотношения регулируются в основном региональным административным законодательством, которое закрепляет положения о том, что человек, проживающий в МКД, может (не превышая допустимого уровня шума) смотреть телевизор или, к примеру, слушать музыку до с 7 утра до 23 часов вечера.

Однако это не распространяется на граждан, которые состоят на учете в психдиспансере, так как к административной ответственности они не привлекаются по причине их невменяемости.

Посмотрите видео о том, что делать, если если ваш сосед психически больной

Как лечат в интернате

– Итак, основная часть персонала – медицинские работники. Сейчас они находятся в подчинении у директора. Нюта Федермессер предлагает переподчинить врачей в ПНИ системе здравоохранения. Это логично? 

– Если завтра медицина будет подчинена какой-то поликлинике, здесь будут работать 80 человек, которые сами по себе. У меня это заберет управляемость коллективом и ничего не даст взамен. 

Нужно, допустим, выпустить недееспособных ребят в город. Врачи обычно против: один может заболеть, другой еще не выздоровел, у третьего обострение и так далее. Сейчас я могу сказать: «Я директор, я отвечаю – и точка. Вы можете написать, что не согласны с моим решением». А если врачи выйдут из моего подчинения, мне придется умыть руки. 

– То есть если врач находится в подчинении директора ПНИ, то это дает больше свободы жителям интерната? Неожиданно! 

– Послушайте, я не могу говорить за всех директоров. Может быть, в других ПНИ после переподчинения врачей ситуация изменится в лучшую сторону. Но вы задали вопрос конкретно мне, и я ответил.

– Давайте тогда про качество медицинской помощи. В ПНИ врачи какого профиля? Есть ли, например, гастроэнтеролог?

– У нас психиатры, неврологи, терапевты. Гастроэнтеролога нет.

– Мне рассказывали о случае, когда неговорящий человек кричал криком, потому что у него были боли в желудке, его систематически вырубали с помощью какого-то психотропного и через некоторое время он погиб. Гастроэнтеролог мог бы его спасти. 

– Это ужасно, но почему вопрос именно к ПНИ? Такие случаи бывают и в больницах. Конечно, есть претензии к врачам. В данном случае это вопрос правильной диагностики. ПНИ просто не может и не должно иметь специалистов по каждому профилю.

– Если человек заболел, то его из ПНИ переведут в обычную больницу? Каков порядок этого перемещения?

– На каждом этаже у нас есть завотделением. Проживающий может обратиться к нему с жалобами, либо сам врач придет к нему, если медперсонал или медсестра сообщили, что с человеком что-то не так. Например, он лежит, не встает, не ходит в столовую. Дальше либо доктор, либо круглосуточные дежурные специалисты принимают решение, что нужно ехать в больницу. У нас есть и свой транспорт, если машина свободна, мы отвозим сами. Либо вызвать скорую, но тогда – госпитализация. В общем, все как и за пределами интерната.

– В больнице вашему подопечному нужен какой-то «догляд»? Кто его обеспечивает?

– В больницы нас не особо пускают, мы в данном случае ничем не отличаемся от родственников. Но больница получает человека с историей болезни и знает, кто к ним поступил. У них свои протоколы работы, они уже его сами помещают под надзор.

– Если человек поступил из ПНИ, то он автоматически попадает в психиатрию, даже если у него грыжа?

– Не обязательно в психиатрию. Но если человек требует особого контроля, то его поместят в специальное отделение, где за ним будет контроль и где при этом его будут лечить от грыжи. Мы не можем к каждому проживающему приставить своего специалиста, чтобы он стоял и контролировал, что делает врач. Как не может это сделать большинство родственников, как не сможет это сделать человек в условиях сопровождаемого проживания. Но мы на связи с больницей. Есть проблемы у нас в этом вопросе? Конечно, есть. 

– Сколько у вас человек умирает в год?

– Смертность невысокая, но я бы не хотел публично озвучивать цифру.

– Как вам кажется, государство заинтересовано в том, чтобы эти люди умирали, или в том, чтобы они жили как можно дольше?

– Государство однозначно не заинтересовано в том, чтобы люди умирали, иначе не вкладывались бы такие средства в их проживание, в их лекарственное обеспечение, в реабилитацию. Зачем? Ну, нашли бабушку одинокую, Бог с ней, суждено так суждено, пусть умирает в квартире одна. 

В ПНИ поступают достаточно тяжелые пациенты. Но я видел своими глазами, как привозили лежачего человека и он вставал. Родственники такого совершенно не ожидали. Здесь же у нас постоянный медицинский контроль, который человеку невозможно обеспечить, если он дома. И кстати, в условиях сопровождаемого проживания тоже. 

Все ли свои?

Продумать план реформирования российских ПНИ пытаются уже давно. В «дорожной карте» мероприятий от 2017 года, опубликованной на сайте Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации, указан целый ряд направлений для работы. Изменения должны коснуться устройства как детских, так и взрослых интернатов. В документе, в частности, говорится о том, что необходимо соблюдать санитарно-эпидемиологические нормы, организовывать для больных досуг, обеспечивать занятость и, по возможности, отдавать приоритет надомным формам помощи.

интернаты

Пациент отделения интенсивного развивающего ухода для инвалидов с множественными нарушениями психического и физического развития в психоневрологическом интернате

Фото: ТАСС/Интерпресс/Роман Пименов

Перспективу роспуска по домам тех, кто находится в психоневрологическом интернате, многие восприняли критически. Одна из причин — непонимание, что это за место и для кого оно предназначено.

Согласно ГОСТу, психоневрологический диспансер — это социальное учреждение для проживания пожилых людей и инвалидов старше 18 лет, страдающих хроническими психическими расстройствами. То есть задача ПНИ — не вылечить или изолировать человека, а обеспечить ему условия для комфортного проживания, поскольку обслуживать себя самостоятельно он не в состоянии. На деле же, по словам экспертов, сюда могут попадать и те, кому просто некуда идти, от кого отказались родственники или кому диагноз поставили по ошибке.

Для того чтобы выявить таких «непрофильных» пациентов, вице-премьер РФ Татьяна Голикова поручила в ближайшие четыре месяца провести обследование всех граждан, проживающих в этих учреждениях. Возглавит эту работу Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского, а условия для ее проведения обеспечит Министерство труда и социальной защиты.

Общественники идею восприняли с энтузиазмом, однако с тем, что отправить домой в итоге смогут около половины постояльцев ПНИ, не согласились.

«На мой взгляд, число будет значительно меньше. Порядка 70% живущих в интернате — недееспособные, они выйдут, только если найдутся опекуны. Среди остальных тех, кто захочет выйти, — примерно 10%. А смогут из них это сделать и того меньше, потому что за время пребывания в ПНИ они уже утратили навыки самостоятельности. Возвращать их — процесс очень долгий и сложный. Есть у меня одна знакомая девушка из интерната. В 26 лет, когда волонтеры стали пытаться выяснить, почему она не училась, почему стоит «необучаемость» в карте, оказалось, что у нее просто ужасное зрение, она почти незрячая. Конечно, она хуже ориентируется, меньше понимает. Очки надели — другой человек! Но теперь вернуть ее в общество из-за потерянных лет очень сложно», — рассуждает в беседе с «Известиями» Анна Битова, директор Центра лечебной педагогики «Особое детство».

интернаты

Фото: ТАСС/Интерпресс/Роман Пименов

Нелегко, по мнению эксперта, покинуть и детский ПНИ, хотя после реформы 2014 года условия в них и стали значительно лучше. «Все-таки выйти из интерната большая проблема даже для детей. Они привыкли, они подружились. Я знаю, что в некоторых домах-интернатах ребятам предлагали перейти на сопровождаемое проживание, они пробовали месяц-другой, а потом говорили — нет, обратно хочу, у меня там друзья», — вспоминает специалист.

Как вызвать врача психиатра в больницу

В городские клинические больницы врач психиатр к пожилому человеку, как правило, выезжает тогда, когда у больницы нет возможности организовать консультацию штатного врача психиатра (если он в отпуске, на больничном листе, и так далее). Для организации консультации больного, находящегося в городской клинической больнице, с привлечением платного врача психиатра, ознакомьтесь с прейскурантом на услуги, позвоните по телефону +7(965) 152-76-09 и согласуйте время и место консультации. Врач приедет на место, окажет необходимую помощь, а также сделает запись о консультации в истории болезни.

Не путать: сопровождение на дому и сопровождаемое проживание

Когда человек, нуждающийся в лечении, дополнительном обслуживании принимает помощь у себя дома — это называется сопровождение на дому. Социальный работник может отвозить его на работу, помогать с покупками или домашними хлопотами. По словам Битовой, молодые инвалиды с аутизмом или ДЦП намного комфортнее чувствуют себя дома, в том месте, где они привыкли.

Сопровождаемое проживание — это, когда пациенты находятся в одном месте (квартира, дом), но группой. Количество зависит от комфорта самих пациентов. «Мы берем квартиру, туда селим несколько человек, которых сопровождают, курируют соцработники, волонтеры. Такие модели уже существуют в Пскове, Москве, Владимире, Санкт-Петербурге. На такую систему мы возлагаем много надежд, мы стремимся к ней», — говорит Битова.

Госпитализация в коммерческий психиатрический стационар

Лечением в частной психиатрической больнице, как правило, интересуются люди, желающие пройти курс терапии в комфортных условиях, получить психиатрическую помощь анонимно, а также исключить возможную психологическую травматизацию. Лечение в коммерческом стационаре необходимо оплачивать. Средняя стоимость пребывания пациента в частной психиатрической больнице в городе Москве — 10 000 рублей в сутки. Коммерческие психиатрические больницы предлагают широкий спектр услуг, включая выбор препаратов для лечения, проживание в больнице родственника, психотерапевтические группы и ребилитацию после курса лечения, занятия по физической подготовке, сеансы трудотерапии, обширные психологические обследования, свето-, иппотерапию, соляные пещеры и другие виды лечения, походы в бассейн, выезды на экскурсии, постоянный выход в интернет, трехразовое питание и режим открытых дверей.

Организуйте госпитализацию или

получите консультацию о госпитализации в психиатрическую больницу

+7(965) 152-76-09 

Все  материалы на сайте представлены в ознакомительном порядке, одобрены дипломированным врачом Васильевым Михаилом  диплом серия 064834, согласно лицензии № ЛО-77-005297 от 17 сентября 2012 г., сертифицированным специалистом в сфере психиатрия номер сертификата 0177241425770.

Проект реформы психоневрологических интернатов

В 2016 году в России началась реформа системы психоневрологических интернатов, после того как вице-премьер РФ Ольга Голодец в июне 2016 года поручила Министерству труда и социальной защиты РФ и Общественному совету при правительстве РФ по вопросам попечительства в социальной сфере разработать «дорожную карту» по реформированию деятельности ПНИ. В августе при московском Департаменте соцзащиты была создана межведомственная рабочая группа «по совершенствованию деятельности ПНИ», а в сентябре такую же группу создали при Министерстве труда. Сложилось два направления реформы: на федеральном уровне, где разрабатывается маршрут системных изменений, и на региональном уровне, где в конкретных учреждениях изучаются существующие в них проблемы и нарушения и внедряются новые практики. Московские ПНИ (в том числе ПНИ № 30 и ПНИ № 18), как и ПНИ Санкт-Петербурга, Пскова и Перми, стали пилотными площадками для федеральной реформы. В СМИ отмечался, в частности, тот факт, что обстановка в психоневрологическом интернате № 30 и Звенигородском психоневрологическом интернате изменилась к лучшему, но многие проблемы всё ещё сохраняются.

По утверждению представителей Министерства труда и социальной защиты РФ, у реформы психоневрологических интернатов четыре основных направления: «создание комфортных условий проживания в психоневрологических интернатах; защита и сохранность прав лиц, страдающих психическими расстройствами; определение основ реабилитации для таких граждан, социальной занятости, сопровождаемого проживания; обеспечение права на образование граждан с ментальными нарушениями».

Основой для реформы, как предполагается, станет проект «дорожной карты», разработанный Координационным советом по делам детей-инвалидов и других лиц с ограничениями жизнедеятельности при Общественной палате РФ. В проекте речь идёт о развитии стационарозамещающих услуг (оказании социальных услуг и медицинской помощи за пределами традиционных для России закрытых учреждений, что позволит предотвратить поступление людей в ПНИ) и о расширении реестра поставщиков социальных услуг, обеспечении для инвалида возможности выбора между поставщиками стационарных социальных услуг (например, выбора между ПНИ и негосударственными стационарными социальными учреждениями). При необходимости бороться в конкурентной борьбе за каждого клиента психоневрологические интернаты неизбежно будут меняться в сторону более качественного предоставления услуг.

Кроме того, в проекте «дорожной карты» предлагаются конкретные меры по улучшению условий проживания в психоневрологических интернатах и меры, позволяющие создать возможность для интеграции проживающих в общество. Большой раздел в «дорожной карте» посвящён, в частности, документам, которые должны изменить основы деятельности ПНИ, по-прежнему опирающихся в своей работе на нормативно-правовые акты 1979 и 1981 годов, не соответствующие Конституции РФ и действующему Закону об основах социального обслуживания. Именно благодаря этим актам в ПНИ существует порядок произвольного ограничения свободы и иных личных прав граждан, фактически «закрытый» режим для всех или большинства проживающих в психоневрологических интернатах.

Куда еще можно определить старого больного человека

Часто старые люди страдают от одного, а то и нескольких недугов, которые приводят к необратимым последствиям — кто-то становится лежачим больным, кто-то лишается разума. Груз по уходу за немощным родственником взваливается на плечи родных. Для этих случаев существуют специализированные учреждения, куда можно определить старого человека.

1. Отделение милосердия.

Так называется особая категория государственных интернатов, куда можно определить лежачих больных с тяжелыми соматическими и неврологическими расстройствами, нуждающихся в круглосуточном бытовом и медицинском уходе. В отделении милосердия пребывают больные, утратившие способность самостоятельно питаться и осуществлять гигиенические процедуры. Для осуществления должного ухода за подобными больными в заведении работает большое количество санитарок и медсестер.

Если в такой интернат определить лежачего больного, то помимо ухода он также получит и необходимые медикаменты и лечебные процедуры. Минусы отделения милосердия — скромные обстановка комнат и оснащенность оборудованием, а также наличие очереди на заселение. Плюсы — круглосуточная медицинская и врачебная помощь, предоставление необходимых лекарственных препаратов.

Определить сюда старых больных людей так же трудно, как и в обычный государственный интернат. Нужно собрать большой пакет документов, пройти медицинский осмотр, получить направление и дождаться своей очереди.

В отделение милосердия также можно определить больного на платной основе. Как правило, у них в резерве есть некоторое количество мест для заселения. Этот вопрос нужно решать непосредственно с руководством заведения, куда планируется определить старого человека.

2. Психоневрологические интернаты.

В подобные заведения можно определить душевно больных пожилых людей. Многие психоневрологические расстройства, в том числе и деменция, являются спутниками старости, с их проявлениями родственники больного чаще всего справиться не в состоянии.

Принудительно определить пенсионера в государственный психоневрологический интернат можно в следующих случаях:

  • если больной недееспособен;
  • если проявляется психическая агрессия, которая угрожает жизни окружающих;
  • если пациент наносит ущерб собственному здоровью.

Необходимость заселения старого человека в такое заведение должна быть подтверждена медицинским обследованием.

Произведя оценку состояния пациента, комиссия врачей определит тип геронтологического учреждения, куда следует поместить больного, — дом престарелых общего типа или психоневрологический интернат. Для второго варианта требуется заключение от врача-психиатра с обозначением диагноза и засвидетельствованием недееспособности.

3. Хосписы для психических больных.

В подобные учреждения можно определить на лечение пациентов с тяжелой стадией онкологического заболевания с психоэмоциональными нарушениями.

Душевнобольным в хосписах оказывают бесплатную медицинскую и психиатрическую помощь, создают для них максимально комфортные условия. К сожалению, финансирование подобных государственных учреждений осуществляется в небольшом объеме, поэтому они не могут предоставить максимальный спектр услуг и разнообразное питание. Хосписам оказывают помощь благотворительные организации и спонсоры, однако и этих денежных поступлений не всегда хватает.

4. Частные пансионаты для психических больных.

Помимо государственного заведения, психически больного старого родственника можно определить и в аналогичное частное, предоставляющее услуги на более высоком уровне.

В частных пансионатах, куда можно определить старых людей с деменцией или болезнью Альцгеймера, созданы безопасные и комфортные условия для проживания. Там делается все, чтобы у пациентов появилась возможность нормально общаться, возник интерес к жизни. Персонал обладает навыками и опытом работы с людьми, страдающими расстройством когнитивных функций. Сотрудники осуществляют круглосуточный комплекс мероприятий, призванных приостановить прогрессирование болезни и по возможности уменьшить проявление неприятных симптомов.

Если старый родственник не страдает психоневрологическими расстройствами, но имеет какие-либо иные заболевания, к примеру, диабет, его можно определить в частный дом для престарелых, который специализируется на таких постояльцах и обладает полным арсеналом средств для оказания необходимой помощи.

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски

Полный выпуск 1 Гостей 1 Гостей 1 Гостей Полный выпуск Полный выпуск Полный выпуск 1 Гостей 1 Гостей 1 Гостей 2 Гостей

  • Марат Ильясов руководитель АНОСЛОВ «Я СМОГУ»
  • Гайша Ильясова мама Марата

1 Гостей Полный выпуск 5 Гостей

  • Анастасия Кириенко директор благотворительного фонда «Фонд помощи пострадавшим в ДТП»
  • Максим Забенков страховой агент
  • Яна Климченко клинический психолог
  • Марат Ильясов руководитель АНОСЛОВ «Я СМОГУ»
  • Гайша Ильясова мама Марата

Полный выпуск 2 Гостей

  • Варвара Снегирева гражданин
  • Надежда Назарова гражданин

2 Гостей

  • Александр Пушкарев руководитель общественной организации «Воскресение»
  • Роман Мокин управляющий Костромского приюта для бездомных

Показать ещё
Полный выпуск Полный выпуск Полный выпуск Полный выпуск 1 Гостей Полный выпуск 5 Гостей

  • Анастасия Кириенко директор благотворительного фонда «Фонд помощи пострадавшим в ДТП»
  • Максим Забенков страховой агент
  • Яна Климченко клинический психолог
  • Марат Ильясов руководитель АНОСЛОВ «Я СМОГУ»
  • Гайша Ильясова мама Марата

Полный выпуск 2 Гостей

  • Варвара Снегирева гражданин
  • Надежда Назарова гражданин

Полный выпуск 2 Гостей

  • Александр Пушкарев руководитель общественной организации «Воскресение»
  • Роман Мокин управляющий Костромского приюта для бездомных

Полный выпуск 4 Гостей

  • Анна Португалова директор фонда «Даунсайд Ап», член совета фонда «Синдром любви»
  • Мария Нефедова помощник педагога фонда «Даунсайд Ап»
  • Нина Миловидова продюсер службы помощи «Милосердие»
  • Алена Щавлева руководитель программы «Знать и не бояться» БФ Константина Хабенского

Полный выпуск 6 Гостей

  • Анастасия Калинина директор по развитию волонтерского движения БФ «Фонд продовольствия «Русь»
  • Евгений Косовских создатель проекта «Другая медицина»
  • Фина Захарова президент фонда «Линия жизни»
  • Тигран Алексанян пластический хирург
  • Зайнудин Османов стоматолог
  • Наиль Давлетшин челюстно — лицевой хирург

Полный выпуск Полный выпуск 5 Гостей

  • Владимир Берхин президент благотворительного фонда «Предание»
  • Светлана Машистова специальный корреспондент «Русфонда»
  • Кира Смирнова исполнительный директор Ассоциации «Все вместе»
  • Елена Тополева — Солдунова директор АНО «Агентство социальной информации»
  • Анжелика Иванова координатор проекта «Все вместе за разумную помощь»

Полный выпуск 6 Гостей

  • Чомай Геляев учитель географии
  • Надежда Уланова менеджер по развитию туристической базы в пос. Голубино (Архангельская область)
  • София Меликова фотограф, гражданский активист
  • Ольга Селиверстова волонтер фондов «Шередарь» и «Подари жизнь»
  • Кристина Анохина автор проекта Animal Heal
  • Валентина Копусова председатель НРОО «Добрые соседи»

Полный выпуск 2 Гостей

  • Иван Хаис юрист, правозащитник
  • Илья Костромов адвокат

Полный выпуск 3 Гостей

  • Антон Юрманов специалист Экспедиционного центра МО РФ, руководитель Центра содействия экспедиционной деятельности
  • Виктор Орлов ювелир
  • Катрин Ненашева современная российская художница

Полный выпуск Полный выпуск 3 Гостей

  • Ася Залогина президент фонда «Обнаженные сердца»
  • Мария Сиснева попечитель БФ «Просто люди», координатор Общественного движения «СТОП ПНИ»
  • Наталья Водянова основатель фонда помощи детям «Обнажённые сердца»

Полный выпуск 3 Гостей

  • Александр Старков руководитель Открытого сада, куратор Мастерской «Люди делают место»
  • Ольга Амосова руководитель творческой мастерской «Место» и благотворительного магазина «Кладовка»
  • Юлия Уняева основатель семейного клуба «Охана»

Полный выпуск 3 Гостей

  • Валерия Прайд активист Российского Трансгуманистического Движения, футуролог
  • Светлана Чуракова волейболистка
  • Арина Зарипова заместитель генерального директора протезно-ортопедического центра «Сколиолоджик.ру»

Полный выпуск Полный выпуск 5 Гостей

  • Владимир Вайнер директор Фонда развития медиапроектов и социальных программ (Gladway Foundation)
  • Мария Грекова руководитель инклюзивных мастерских «Простые вещи»
  • Алексей Черепнов руководитель тифлоцентра «Вертикаль»
  • Светлана Алексеева директор организации «МАМАМОЖЕТПЕРМЬ»
  • Руслан Шекуров руководитель проекта «Сообщество доноров крови – Донор- Сёрч»

Показать ещё

В самостоятельное плавание

Успешный опыт сопровождаемого проживания на уровне регионов в России все-таки есть, но строится он пока только на инициативе отдельных людей и организаций.

Егору Сорокину 23 года, у него поражение опорно-двигательного аппарата, но воспитывался он в детском доме для детей с умственной отсталостью. Там возможности учиться у него не было. Только попав в 18 лет в Уссурийский реабилитационный центр, молодой человек смог посещать общеобразовательную школу. Здесь, в реабилитационном центре, он нашел себе и второе занятие по душе — физкультуру. Сейчас Егор — мастер спорта международного класса по пауэрлифтингу, призер и победитель многочисленных соревнований по русскому жиму.

Для таких активных ребят с высоким потенциалом к самостоятельной жизни руководство центра вместе с местным департаментом социального обслуживания решило создать отделение сопровождаемого проживания. Под него учреждению выделили двухэтажное строение, где раньше располагался дом престарелых.

«Нас было 42 человека, в комнате жили по двое. Еще в отделении была заведующая, два воспитателя, вахтеры, ночные дежурные. Мы обслуживали себя сами. Была прачечная — там стиралки, гладильная, сушилка. Составляли график пользования. Проводили генеральную уборку: кто-то за туалет отвечает, кто-то за умывальник, кто-то за душ, кто-то за коридоры, кто-то за улицу. Только еду нам привозили в столовую. Но для себя каждый тоже мог что-то под руководством воспитателя приготовить. Записавшись в журнал, мы могли уйти из отделения, сходить в магазин, съездить на занятие. Если напишешь заявление на имя директора, то можно было и остаться ночевать у друзей, например», — вспоминает Егор в разговоре с «Известиями».

интертаны

Фото: ТАСС/Интерпресс/Роман Пименов

Каждый день занятия с ребятами проводили воспитатели, раз в неделю — психолог, регулярно посещала отделение и директор центра, чтоб узнать об успехах своих подопечных.Но в декабре прошлого года программу вынуждены были закрыть. Проверка показала, что здание находится в аварийном состоянии. Едва попробовав вкус самостоятельной жизни, Егор и еще 41 воспитанник центра вынуждены были вернуться обратно.

История не закончилась благодаря пониманию директора, персонала и активности группы молодых людей. Егор и еще несколько человек решили самостоятельно снимать квартиру. Аренду стали выплачивать из пенсии, а поддержку и помощь молодым людям по-прежнему оказывали воспитатели, психолог и социальный педагог. Их сопровождение должно длиться полгода. «Они наблюдают, как вы готовите, правильно ли питаетесь, соблюдаете ли чистоту, посещаете ли занятия в центре. Иногда помогали выбрать продукты, приготовить какие-то новые незнакомые блюда. Психолог предложил нам вести бюджет расходов. Расписывать общий доход, расход, остаток. Сначала не хотелось, мы отказывались, но вот уже месяц будет, как ведем», — делится Егор.

Сейчас молодой человек продолжает учиться, занимается спортом и готовится к очередным соревнованиям.

Почему лучше вызвать психиатра на себя, а не ехать к нему

Врачи психиатры, принимающие пациентов в диспансерах и поликлиниках, работают по определенному графику и никому не дают своих контактных данных. Кроме всего, они требуют доставки пациента к ним на прием и очень редко приходят — или не приходят вовсе — на вызов домой. Время, отводимое на контакт с пациентом, там ограничено 15-20 минутами, и поэтому нет времени глубоко вдаваться в проблему каждого конкретного человека. По выходным и праздникам врач, естественно, не принимает. Прием в государственных учреждениях бесплатный, поэтому всегда очередь. Врачи психиатры в таких учреждениях иногда принимают решение о госпитализации, совершенно не спрашивая согласия ни пациента, ни его родственников, чему есть обоснование в .

Вызов врача психиатра на дом к пожилому человеку существенным образом отличается в положительную сторону и представляет из себя открытый, контролируемый пациентом профессиональный разговор на тему существующих проблем в удобное для него и его родных время и в удобной для них форме с принятием такого решения, которое устраивает как пациента, так и его родных. 

Поведение больного непредсказуемо

Деменция разрушает жизнь не только больного, но и его родственников. Многие люди просто не знают, как правильно вести себя со слабоумным человеком. Поставив неутешительный диагноз, врачи не спешат информировать, насколько тяжело протекает болезнь и как она изменит жизнь близких.

Поведение пожилого человека становится непредсказуемым, кроме постоянных упреков и недовольства появляется апатия и рассеянность. Можно обнаружить пропавшие ценности в самых неожиданных местах, найти засохшие бутерброды под подушкой или лицезреть стены, расписанные экскрементами.

Часто слабоумие превращает мирного пенсионера в монстра, готового разрушить квартиру и способного нанести вред себе и близким. Он может ударить ребенка, не отдавая отчет своим действиям и забыть о случившемся уже через несколько минут.

Частой проблемой для родственников является сексуальная расторможенность. Больной не сдерживает свою похоть и ведет себя агрессивно. Это доставляет массу хлопот при уходе за родственником.

Галлюцинации и бред – еще одна проблема для близких. Слабоумный страдает навязчивыми идеями, может обвинять родственников в причинении ему ущерба, страдать манией преследования, видеть воображаемые объекты.

Самое страшное для родных людей – видеть, как происходит деградация любимого человека и понимать, что этот процесс необратим. Кроме этого уход за ним отнимает много времени и требует физических и психологических усилий.

«Взрослые уже не могут терпеть»

Единственным представителем власти на пресс-конференции был замминистра труда РФ Григорий Лекарев. Он заметил, что если 6-7 лет назад тема психоэмоциональных расстройств и ментальной инвалидности часто замалчивалась, то сегодня подвижки в этом вопросе все-таки есть.

Замминистра упомянул, что в мае прошлого года Россия защищала доклад об исполнении конвенции ООН о правах людей с инвалидностью. Большое количество вопросов было связано с деинституализацией системы интернатов, в том числе системы работы с людьми с психическими и психоэмоциональными расстройствами.

«Сейчас порядка 20 тысяч детей имеют ментальную форму инвалидности и порядка 150 тысяч взрослых. Мы уже продвинулись в вопросе сопровождения. Начали с ранней помощи — помощь совсем маленьким детям с ментальной инвалидностью и семьям, в которых родился такой ребенок. Это концептуальный документ, утвержденный правительством. Начинаться все должно с рождения и закончиться естественным окончанием жизни. Поэтому мы должны прописать каждый этап с самого начала», — отметил спикер.

Второе направление, которое находится в разработке Минтруда, — сопровождаемое проживание. В 18 субъектах РФ приняты соответствующие документы, ведется разъяснительная работа и разработка стратегии. В целом, чиновник предлагаемый законопроект поддержал и указал на необходимость его принятия.

«Я согласна, что начинать нужно с ранней помощи, но наши взрослые уже не могут терпеть. Мы должны принять законопроект не тогда, когда вырастут те, кто пришел за ранней помощью», — ответила Лекареву Битова. Она также подчеркнула, что никакой закон о сопровождаемом проживании для людей без дееспособности не сработает без закона о распределенной опеке.

«Мы просто выкинем часть людей: они смогут жить только в интернате, потому что их единственный опекун — директор интерната», — объяснила она. Для понимания спикер еще раз объяснила, как система опекунства работает сейчас. Если в семье есть ребенок с инвалидностью, родители могут отдать его в детский дом, но оставаться при этом его родителями и единственными опекунами. Но когда ребенок вырастет, нужно выбрать: перевести его в интернат и отказаться от каких-либо прав либо забрать его домой, что не для всех возможно. Закон о распределенной опеке как раз даст возможность исправить эту ситуацию.

Кроме того, дети и взрослые смогут остаться жить дома, даже если с родителями что-то случится или, во всяком случае, выбирать, где жить — дома или в интернате.

Ссылка на основную публикацию